Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

gold fish

"Евгений Онегин" в Мюнхене: лирические сцены в голубых тонах

«И зачем только люди заводят живые журналы?» – как-то по случаю задалась я вопросом. Почитала некоторые и вижу целую «гамму»: от самовыражения, стремления к общению и «не отстать и быть в теме» до одиночества, разочарованности и тщеславия; по-видимому, бессмертное игровое и карнавальное начала: впечатляет азарт, с которыми люди придумывают для себя самые невероятные или комичные псевдонимы и портреты, – и, очевидно, неистребимое «в народе» желание «повыделываться» (чего стоит одно только слово «юзерпик»)… Мой журнал «образовался» совершенно случайно, спонтанно, как «побочный эффект», возможно, каких-то ошибочных действий. Ну, раз так, подумала я, может быть, это какой-то «знак», «месседж» откуда-то – пусть журнал пока остается, что ли, уж не знаю, надолго ли, и насколько часто буду в него сама заходить, – посмотрим. Скорее всего, буду заносить сюда прежде всего художественные впечатления, полученные «в загранке», ну, может быть, что-то еще.

                                                                                                                           *****

В качестве начала помещаю что-то, полагаю, общезначимое – по крайней мере, для тех, кому небезразличны судьбы русской культуры за рубежом. Ну, итак… Na also…

Это рецензия, написанная мной несколько лет назад на тогда премьерную постановку «Евгения Онегина» П.Чайковского в новой интерпретации в Мюнхенском Национальтеатре – «по-нашему», Государственном театре оперы и балета – для газеты на русском языке «Баварский экспресс». Позже издание газеты развалилось, а рецензия осталась, но своего значения не потеряла – сейчас сразу же будет понятно, почему. Конечно, для ЖЖ писалось бы более свободно и менее «пафосно», но пусть всё остается как есть: это, в конце концов, историческое свидетельство.

                                   Онегин, добрый мой любовник...

                                                    «Евгений Онегин» П.Чайковского в Мюнхене:
                                                      лирические сцены в голубых тонах


Поздравьте меня: недавно испытала культурно-эстетический шок.

Дело в том, что в Мюнхенском государственном театре оперы и балета давали «Евгения Онегина». «Онегин»! В Мюнхене! – конечно же, я не могла не пойти. Интере-е-е-сно, как они на это смотрят, как это слышат. И что же? – «Боже, стынет кровь, как только вспомню…»

«Евгения Онегина», как известно, написали классики: П.И.Чайковский – а еще А.С.Пушкин. А Пушкин, как известно, – «наше всё». Да ведь и Чайковский – тоже «наше всё». К тому же он считается, наряду с С.Прокофьевым, самым исполняемым на Западе русским композитором. Так что не подумайте, что я над ними иронизирую – просто на этой премьере впору было задуматься: а чье же это сочинение, господа?

Сразу хочу оговориться: я чрезвычайно – искренне и серьезно – уважаю и ценю мюнхенскую оперу. Широко известно, что Национальный театр обладает высочайшим реноме – и не только в Германии, наряду, например, с театрами Берлина, Гамбурга или Штутгарта, но и в Европе. Здесь работают всемирно известные дирижеры, выступают мирового масштаба артисты. Тем большим был для меня удар: ведь не в бульварный театр пришла, а – что там говорить, в храм высокого искусства.

Недорогих билетов не было. Ни одного – даже стоячего! – места. В кассе мне предложили билет за 117 евро. Вот что значит премьера! Вот каков интерес немцев к русской опере! К счастью, как и везде, в Мюнхене тоже продают и покупают «лишние билетики» перед входом – и в конце концов мой недорогой билет меня нашел.

Пока есть время до начала спектакля, иду читать прессу: в фойе на отдельном стенде помещены анонсы из немецких газет. Тут-то меня и «пронзило». Из комментария узнаю: опера поставлена в стилистике «швулен-драмы». А «швуль» (schwul) – это, дорогие читатели, «голубой», или, «по-научному», гомосексуалист. Нет, думаю, наверное, не в порядке мой немецкий – что-то не так поняла. При чем здесь гомосексуалисты, там же всех мужчин-то всего двое – Онегин да Ленский… подумала – и, что называется, осеклась… Дальше читаю – в буквальном смысле не веря глазам своим – что постановка связана с… воплощением затаенных эротических мечтаний П.И.Чайковского!

Collapse )

Между тем, сцена дуэли в инсценировке Варликовского – поразительная, очень свежо решенная. И как раз из-за смещения акцента с пары «Онегин – Татьяна» на пару «Онегин – Ленский». Если бы не эта пресловутая постель! Даже колорит остается таким же благородно-трагедийным: черно-белым. Только в «классических» постановках это белый снег, черные сюртуки мужчин, черная шуба Ленского и его «кудри черные до плеч», а здесь – черные вечерние костюмы и белая, как снег, постель. Наверное, это ужасно для мужчины – убить любовника, – да оставим же, наконец, эту тему, давайте посмотрим нормальным взглядом! А разве не ужасно – убить лучшего друга из соображений ложной, глупой чести? Ленский – обнаженный по пояс, тоненький, худенький, как птенчик, – и Онегин стреляет в него почти в упор. Кажется, еще никогда гибель Ленского не выглядела столь непоправимой, никогда еще не было так пронзительно его жаль. А Онегин так и остается с пистолетом в трясущейся руке – не может ничего больше делать, ни о чем думать, ничего не видит перед собой и никогда не сможет это забыть. Не может жить без Ленского, потому что не может уже зачеркнуть это свое убийство – вот почему. А потом понимает, что и любовь свою единственную пропустил и потерял. Полная жизненная трагедия, окончательный крах. Ведь это очень правильное режиссерское решение – и не надо было никакой гомосексуальной подоплеки! «Швулен-драма» годится лишь для «швулен-клуба».

А Чайковский и Пушкин должны быть для высокой классики. Это великая русская культура, ее золотой век и золотой фонд – мировое достояние. Чайковский – это романтическая концентрация чувств, глубокий психологизм, «вечная» общечеловеческая трагическая тема несбывшихся надежд и утраченных иллюзий, пронзительная «ностальгия по невозможному»: «Счастье было так возможно, так близко, так близко!..» И никому не позволено это разрушать.

                                                                                 
                                                                                                                                      *****

Параллельно в репертуаре мюнхенского Национальтеатра был очень красивый во всех отношениях балет «Онегин» – с полностью романтической концепцией.     


       Опера “Евгений Онегин» в интерпретации Варликовского держалась в репертуаре мюнхенского Национальтеатра несколько лет, специально рекомендованная для молодежного абонемента. Позже она была выпущена «в обновленной постановке», где, как пишут очевидцы, «голубая» подоплека сильно затушевана – но, тем не менее, она осталась в неприкосновенности.


Мюнхенский театр «прославился» этой интерпретацией на всю Европу – больше нигде такой не было и нет.


                                                                                             *****

        Фотографии – с официального сайта мюнхенского Национальтеатра, с той постановки, которая здесь описана.

onegin 6
"Слыхали ль вы?.." - Первая сцена оперы. Поют и танцуют с микрофонами в руках - Татьяна и Ольга. Сидит на переднем плане - Ларина, блондинка в стиле Барби на шпильках, женщина еще хоть куда. Рядом - няня.

onegin 8
Татьяна и Ольга. Слева - Татьяна, угловатая, нахмуренная, в джинсах клеш. Справа - Ольга, улыбчивая, банальная, в сапогах. Сценография и костюмы - "Привет, 70-е!"

onegin 2
Онегин и Ленский в постели перед дуэлью. Собственно, дуэль в постели и происходит. На заднем плане в майке - секундант.

onegin muenchen
Последняя сцена оперы. "О жалкий жребий мой!" Онегин, сидя в спальне Татьяны на ее семейной постели, мучительно пытается понять себя и свою ориентацию.